Рассказ про грибы В. Солоухина

На Главную




ГрибоБыли

Прошумели августовские дожди, опять установилась теплая солнечная погода. Рано утром я спешил на работу. В трех шагах от крыльца института прямо на моих глазах «взорвался» асфальт. Я остановился пораженный. Когда присел, то увидел, что в небольшой ямке притаился какой-то белый комок. С трудом оторвав его, обнаружил исключительно плотный круглый шампиньон. Он был настолько плотным, что его невозможно было раздавить. Потом, когда я навел справки у старожилов, то оказалось, что асфальт первый раз положили еще до войны, после этого еще как минимум дважды накатывали один слой на другой. И вот, через все эти слои, почти через пятьдесят лет, прорвалась жизнь.

Этот гриб может служить символом жизни. В Москве был аналогичный случай, когда в районе Манежной площади три шампиньона пробили асфальт толщиной в несколько сантиметров, разворотили его, как взрывом, и вышли на свет божий. Когда в каком-нибудь деле становится очень трудно и кажется, что не поднимешь, не сдвинешь с места, и полная, бесконечная безнадежность, я вспоминаю о трех нежных, мягких, ранимых шампиньонах, разворотивших, словно граната, бесчувственный мертвый асфальт, который не сразу поддается даже отбойному молотку.

…Ночью прошел теплый дождь. На пригорке, среди мокрой травы, стрелочек пырея из земли пробились серо-стальные шлемы. И все плотной ратью. Один к одному. Плечом к плечу. Мимо спешили люди. Каждый был занят своими мыслями и заботами. И никто не замечал чуда. А оно было вот здесь — рядом с грохочущим городом, рядом с огромными домами, рядом с обычной жизнью.

Бывает в году для грибника «мертвый сезон». Сухо, жарко, безводно. Мало что можно ожидать в это время в лесу.

— Поезжай-ка ты лучше к морю, хоть отдохнешь, искупаешься,— уговаривает меня жена.

— А ты?

— Боюсь расплавиться.

Троллейбус прошелестел по сухому асфальту, ушел дальше, а я медленно стал взбираться от дороги наверх, туда, где была тишина, прохлада и... возможно, удача.

Утро было ярким, солнечным, светлым. Хотя ночь и не принесла желанной прохлады, но все же дышалось легко, и я радовался солнцу, зелени, веселому щебету птиц. С рюкзаком за плечами, в котором в основном была еда и, главное, фляга крепкого чая, и с корзиной в руке стоял я, всматриваясь в зеленый полумрак леса. С чего начать? Подымался на вершины, спускался в овраги, и колесил, колесил не останавливаясь. Везде было пусто. Попадались какие-то высохшие, темные комочки. Это были грибы, которые не выдержали такой жары и засохли на «корню». Наконец, на краю небольшой поляны, под дубом, попалась пара подберезовиков — жухлых, вялых. Да и откуда было взяться сочности при такой жаре?

Солнце уже вскарабкалось на самую вершину небосвода, когда я убедился, что действительно ожидать чего-нибудь в такое время маловероятно. На дне корзины сиротливо лежали два подберезовика. Ну что ж, не всегда удача сопутствует грибнику. На то она и удача.