Самый поздний гриб

На Главную




ГрибоБыли

Последние грибные радости... Дать какой-то четкий срок окончания грибной охоты практически невозможно. В Крыму, например,  грибы можно искать и весной, и осенью, и под Новый год. А в Центральных районах в сентябре уже может лежать снег.

Тревожно шумит лес, сбрасывая под порывом ветра остатки листьев. Подлесок облетел в первую очередь, и от этого лес стал сразу просторнее. Хочется найти подосиновики или подберезовики. Но ничего пока нет. Можно бы пойти в сосновые заросли, но там еще мрачнее и неуютнее.

Вдруг в пожухлой траве, как яркий лучик маяка средь тьмы непроглядной ночи,— плотный, набычившийся, темно-красный, даже с вишневым отливом, с ярко-белыми пятнышками — мухомор. Рядом еще и еще... И все молодые, нераспустившиеся. Сладко заныло сердце, может, белый попадется. Раз мухоморы стоят, то белые тем более должны быть.

Оглянувшись вокруг увидел его — маленькое темно-коричневое пятнышко. Становлюсь на колени и осторожно раздвигаю опавшие листья, потом жухлую траву, и постепенно из-под всего этого осеннего хлама вырастает темно-коричневый бугор шляпки. Запускаю руку под нее, ощущаю холодную ножку и осторожно вдавливаю пальцы под ее основание. Но гриб «сидит» крепко, не шелохнется. Тогда достаю нож и под самый корень срезаю его. Плотный, тяжелый, он приятно холодит ладонь. Внимательно оглядываюсь вокруг. Никого. Лишь ветер гонит опавший лист.

Опять сверкнул лучик маяка, вновь мухомор. Не подвел, вывел-таки на то, что мило моему сердцу. Вижу на опушке груду сбитых мухоморов. Не случайно сбитых, а специально. Сбиты ногой, причем два раздавленных. Кому они помешали?

Сколько сбивается или раздавливается валуев? Ведь те грибы, которые мы принимаем за ядовитые, охотно поедаются животными или птицами. И потому, когда в лесу встречаю сбитые, раздавленные грибы, всегда задаю себе один и тот же вопрос — зачем? Разве они вам мешают? Пощадите! Не сбивайте! Не давите!

Продолжаю свой путь по этому, теперь уже не пустому лесу. Вскоре набрел на семейку опят. Облепили старый прогнивший пень. Но только возьмешь в руки, они ломаются, похрустывают — промерзли насквозь, а «отойти» еще не успели. Уж очень много в них влаги оказалось. Не беда, пойдут и такие.

А вот целая колония серно-желтых ложноопенков. Они облепили пень со всех сторон, убежали змейкой от него по земле в сторону. Стояли яркие, сочные, гибкие. Тронешь палкой, и они упруго качаются на плотных ножках. Для них, видимо, мороз нипочем.

В общем, этот выход в осенний лес оказался не очень удачным. Но разве дело в том, сколько в корзине было грибов, главное в том, что ты еще на какой-то миг продлил очарование лесом в преддверии зимы.

В начале ноября в  установилась хорошая сухая погода. Пронизанный ярким солнечным светом лес создал праздничное настроение. Места были знакомые, и хотя я знал, что встреча в это время в сосновом лесу с маслятами вполне реальная возможность, как-то не очень в это верилось. И вдруг они пошли цепочкой, «перебегая» от дерева к дереву, где уплотняясь, а где пореже. Так мы и шли, переходя от ряда к ряду. Так мы «челночили», пока сумки не оказались заполненными. А желто-бурые пятна грибков все так же убегали вдоль деревьев. И, несмотря на полные сумки, уходить было жаль. Вот так всегда бывает. Соберешь десяток — мало, соберешь корзину — мало, соберешь столько, что поднять не можешь,— и все равно где-то шевельнется: а ведь еще остаются. И поверьте мне — это не жадность. Ведь много грибов я раздавал. Но собрать всегда стремился побольше.

Таким образом, окончание срока грибной охоты зависит от многих случайностей: естественно, в первую очередь от погодных условий, но и, может быть, в первую очередь от самого грибника. Надо подняться, настроиться и выйти на охоту, когда по всем грибным канонам вроде бы делать в лесу уже нечего. Но только тот, кто ищет, находит. Только легкий на подъем «лесной человек», одержимый «грибной жаждой», действительно может собраться и сказать: «Я пошел!».